Гадания на нефтяной гуще

  »   » Гадания на нефтяной гуще

Гадания на нефтяной гуще

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко призвала прекратить гадать на кофейной гуще и приступить к действиям по переустройству экономической модели страны. На чем она будет основана и каковы предпосылки для ее возникновения, разбирались журналисты БГ

Снижение инвестиций

С середины 2014 года мировые цены на нефть начали резко снижаться. За прошедший год нефть марок Brent и Urals упала в цене вдвое. В январе текущего года стоимость топлива марки Brent пробила отметку 30 долларов за баррель. Бюджет России, экономика которой существенно зависит от цен на это сырье, в 2015 году рассчитывался из среднегодовой стоимости барреля сорта Urals 96 долларов. В бюджет 2016-го заложена цена — 50 долларов.

На данный момент цена Brent колеблется на уровне 32–36 долларов за баррель. Стоимость марки Urals обычно несколько ниже сорта Brent. Это объясняется повышенным содержанием в ней серы и других примесей. Разница их котировок составляет, как правило, 2–7%. В настоящий момент цена на нефть, достигнувшая 12-летнего минимума, не удовлетворяет никого из лидеров рынка. Как признают эксперты и правительство, тренд этот достаточно длительный.

«Котировки Brent, оставаясь на уровне ниже 50 долларов за баррель, продолжают держать в напряжении основных участников рынка, порождая все новые дискуссии между фундаментальными и техническими аналитиками по целому ряду ключевых вопросов. Такой фон не мог не оказать влияния на корректировку планов работы отечественных нефтегазовых компаний, которые, несмотря на особенности налогообложения в России и произошедшую девальвацию, вынуждены адаптироваться к новым ценовым реалиям», — отмечает Григорий Арутюнян, партнер EY, руководитель группы по оказанию услуг компаниям нефтегазовой отрасли, ТЭК и электроэнергетики в СНГ.

Оборотной стороной событий на нефтяном рынке стало сокращение порядка 68 крупных инвестиционных проектов нефтяной отрасли общим объемом на 380 млрд долларов. Это примерно 30–40% инвестиционных бюджетов компаний. В 2016 году ожидается сокращение еще порядка 20% инвестиций.

«Если тот же самый „ЛУКОЙЛ“ еще в середине осени прошлого года рассматривал вероятной программу инвестиции 12,5 млрд долларов на этот год, то сейчас, в зависимости от цены, это от 7,5 до 9 млрд долларов. Наши компании, как и все в мире, вынуждены сбрасывать инвестиционный объем, что через какое-то время скажется на сроках освоения новых месторождений. Это достаточно существенный риск для отрасли», — говорит Никита Масленников, руководитель проектов по финансово-экономическим проблемам Института современного развития.

По словам эксперта, уже в 2013–2014 годах стало ясно: чтобы поддерживать объемы нефтедобычи и нефтеэкспорта, надо осваивать новые месторождения. Однако сейчас сроки освоения новых месторождений откладываются, передвигаются в связи с падающими доходами от экспорта нефти и нехватки инвестиций.

Сократить нефтедобычу

Сейчас на мировом рынке чересчур много нефти. По самой оптимистической оценке, объем предложения превышает спрос на 1 млн баррелей в сутки, по пессимистической — на 2,5 млн баррелей. Истина где-то рядом. Хотя некоторые аналитики говорят, что мы увидим увеличение стоимости Brent на 50% от текущей цены к концу этого года, по разным прогнозам, для того, чтобы сбалансировать рынок и выйти на новую равновесную цену, потребуется от четырех до шести кварталов.

«Ни ExxonMobil, ни Shell, ни BP не могут больше рассчитывать на успех в конкуренции с компаниями из Саудовской Аравии, Ирана и России, обладающими эксклюзивным доступом к нефтегазовым запасам, не требующим применения сложных технологий: нефть можно добывать там обычной „качалкой“ из XIX века. Иран, например, заявляет о готовности добывать нефть себестоимостью всего лишь 1 доллар за баррель. Добыча нефти на его легкодоступных запасах может начаться очень быстро», — говорит в интервью порталу Project Syndicate Анатоль Калетский, председатель Института нового экономического мышления.

В связи с этим разговоры о возможности сокращения нефтедобычи уже не выглядят такими нереальными. Но аналитики уверены, что страны на это не пойдут.

«Сбрасывание объемов нефтедобычи и сокращение объемов экспорта означает гарантированную потерю доли рынка, которую потом очень трудно будет наверстать. С такими эффектами уже сталкивалась Саудовская Аравия и многие другие нефтедобывающие страны, — напоминает Никита Масленников. — Сейчас, наученные опытом прошлых ценовых скачков, ни одна из стран-нефтеэкспортеров добычу нефти не сбрасывает. Поэтому единственный способ выйти на разрядку нефтеценовой напряженности в этой войне всех против всех — это договариваться о скоординированных усилиях по сокращению добычи на 5–10%. Однако пока вероятность переговоров о сокращении добычи я расцениваю как невысокую».

В целом темпы добычи нефти сбавить очень сложно.

«Все, что можно сделать, — это не вводить в эксплуатацию новые месторождения. В долгосрочной перспективе, я думаю, так и произойдет, поскольку у нефтяников не хватает средств для разработки новых месторождений и инвестиционной деятельности, — говорит Владислав Шутов, директор розничного направления ГК «ТЭНКО». — Старые скважины заканчиваются, новые не появляются. В скором времени должна пройти встреча с представителями Саудовской Аравии по вопросу снижения добычи нефти. Их интересует не сколько мы добываем, а сколько экспортируем. Теоретически могут договориться о том, чтобы поднять пошлины и т. д., чтобы меньше нефти уходило на экспорт. Тогда граждане РФ могут оказаться в выигрыше, потому что чем больше нефтепродуктов будет оставаться здесь, тем ниже будут внутренние цены на них».

Но, по словам г-на Масленникова, даже если переговоры все-таки состоятся, то немедленных результатов ожидать тяжело. Кто-то выиграет, а кто-то проиграет в этой схватке на мировом нефтяном рынке, но для того, чтобы он сбалансировался по спросу и предложению, понадобится несколько кварталов с перспективой довольно низких нефтяных цен.

Между тем четыре делегата ОПЕК рассказали Bloomberg о том, что они не слышали о планах по проведению переговоров с участием России, на которых будет обсуждаться возможное снижение добычи нефти.

Под опекой ОПЕК

Большинство аналитиков сходятся во мнении, что время, когда организация стран —экспортеров нефти (ОПЕК) оказывала самодостаточное влияние на нефтяной рынок, давно прошло. Приведем лишь один факт: ОПЕК имеет порядка 40% мировой добычи, треть из которых приходится на Саудовскую Аравию. ОПЕК уже ничего не может сделать без других производителей, уверен Никита Масленников.

«Ну а другим производителям, в частности России и США, входить в эту организацию было бы не совсем корректно, — отмечает эксперт. — Согласно нашим сегодняшним рыночным позициям мы имеем полное право на то, чтобы именно с нами считались. А вот договариваться всем вместе — и ОПЕК, и РФ, и США, и другим странам, не входящим в картель, видимо, придется, потому что мировой глобальный рынок нефти сегодня требует совершено другого регулятора».

Осознание того, что рынку необходим новый регулятор, есть и у других аналитиков.

«Геополитическое соперничество Саудовской Аравии и Ирана, обостренное военными конфликтами в Сирии и Йемене, напряженностью в Бахрейне и других местах Ближнего Востока, делает почти невозможным любые соглашения между Эр-Риядом и Тегераном. Это противостояние стало одним из основных предпосылок неэффективности ОПЕК», — говорит Виктор Катона, специалист по закупкам нефти в MOL Group (Будапешт) в интервью РБК.

Как ОПЕК уже не «справляется» с ролью мирового регулятора, так не могут быть в этой роли представлены и отдельно взятые страны. Каждая страна в одиночестве не способна оказывать регулирующее воздействие на мировой рынок.

«Отрасли в секторе глобального хозяйства требуется новый регулятивный механизм, который бы исключал волатильность нефтяных котировок, но устраивал бы и производителей, и потребителей. Процесс это долгий. Надеемся, что в этом году он внятно и уверенно стартует», — говорит г-н Масленников.

Прогноз — дело тонкое

«В ОПЕК, кажется, наконец-то поняли, что нефтяной век подходит к концу. Нефтяным компаниям надо проснуться и увидеть эту реальность, им следует прекратить поиски нефти и либо заняться инновациями, либо самоликвидироваться», — советует Анатоль Калетский.

Другие эксперты не столь категоричны.

«В течение первого полугодия цены на нефть будут находиться в интервале 35–45 долларов за баррель, — прогнозирует Виктор Катона. — К лету, несмотря на сохранение волатильности на китайских биржах, спрос на нефть в Китае вырастет примерно на 500 тыс., а в Европе — на 300–400 тыс. баррелей в день. Начиная с сентября 2016 года нефтяные котировки будут стабильно находиться выше отметки 50 долларов за баррель и в течение последнего квартала года не покинут пределов интервала 50–60 долларов».

Ситуация, когда в повышении общемировых цен на нефть заинтересованы все основные игроки, но договариваться друг с другом не хочет никто, скорее всего, продолжится. Учитывая преобладание политической составляющей во взаимоотношениях ведущих нефтедобывающих держав мира, не стоит ожидать прорывных договоренностей по приведению нефтяных котировок под контроль того или иного клуба государств. Хотя нового ресурсного «суперцикла» в ближайшее время и не будет, Россия, Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Соединенные Штаты и многие другие стремятся подойти к началу неизбежного подъема цен в наиболее оптимальном состоянии. Таким образом, конкуренция будет весьма жесткой.

Окончание эры нефтяной зависимости

Глава Сбербанка Герман Греф в январе объявил о завершении нефтяной эры. По словам Грефа, период зависимости от этого вида топлива прошел благодаря развитию современных технологий.

«Как говорят, каменный век закончился не потому, что закончились камни. Точно так же и нефтяной век, можно сказать, уже закончился. Будет его остаток, я не знаю, 10 лет, пока действительно вся инфраструктура электромобилей будет развернута в должной степени», — заявил он.

О переходе к новой экономической модели говорила в конце месяца и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она, в частности, призвала прекратить гадать на кофейной гуще и приступить к действиям по переустройству экономической модели страны. При этом шаги должны быть как можно более эффективными и взвешенными.

«Считаю, что всем представителям органов власти пора прекратить публичные гадания на нефтяной гуще. А то волатильность прогнозов у нас уже похлеще волатильности рубля. И начать конкретные действия вместе с экспертным сообществом по подготовке предложений перехода к новой модели экономики», — цитирует РИА Новости Валентину Матвиенко.

То, что о переходе было объявлено открыто, уже вселяет надежду на выравнивание российской экономики, считают эксперты. Однако следует понимать, что процесс этот весьма длительный и может занять даже десятилетие.

«В рамках этого перехода нам нужно повышать эффективность самого нефтегазового комплекса, последовательно повышая в нем степень переработки, — отмечает Никита Масленников. — Первая фаза в новом технологическом укладе — сама добыча нефти, дальше — нефте- и газопереработка, затем — продвинутая нефтегазохимия, после — современный химический комплекс, который дает нам несколько кластерных отраслевых эффектов: национальную фармацевтику, специальную химию и, самое главное, производство новых материалов».

Основная часть такого структурного маневра и избавления от нефтяной зависимости — это выращивание группы новых передовых высокотехнологических отраслей.

В целом же новая экономическая модель, по мнению экспертов, должна основываться на нескольких элементах, основные из которых — новые институты и новые регулятивные правила, гораздо более гибкие. Чтобы такая гибкость экономики была обеспечена, необходимо соблюдение нескольких условий.

«Во-первых, у нас избыточный государственный сектор. Даже по сдержанным оценкам, он больше, чем половина ВВП. А это очень серьезный фактор риска с точки зрения эффективности управления и принимаемых инвестиционных решений, — говорит г-н Масленников. — Во-вторых, 20% малого бизнеса в валовом внутреннем продукте катастрофически недостаточно и мало. Эта доля должна быть удвоена до конца десятилетия. В-третьих, у нас много избыточного административного регулирования, которое нагружает российский бизнес ежегодными дополнительными издержками примерно на 800 млрд рублей. Среди них — надзоры, проверки, неупорядоченные процедуры, противоречивое законодательство».

Дальнейшее развитие, по мнению экспертов, должно основываться на первенстве бизнеса.

Бизнес всегда умнее государства, и он найдет способ приложить свои усилия, говорят они.


18.02.2016

Контактная информация

Удмуртская Республика

Представительство ГК «ТЭНКО» в Удмуртской Республике
426039 Россия Удмуртская Республика г. Ижевск, ул. Воткинское шоссе, 298
Телефон: (3412) 908-010, 908-009, 908-008
Почта:

Реквизиты компании